Нелли Мизь: "Успенский храм Владивостока четыре раза менял свое местоположение"

26 января, в пятницу, в храме Успения Божией Матери, по благсловению настоятеля прихода епископа Иннокентия, прошло первое в этом году заседание Успенского лектория. Тема для обсуждения была выбрана следующей: "Из истории Успенского храма города Владивостока". Встречу провела Нелли Григорьевна Мизь, известный историк, краевед, автор более сотни публикаций, Почетный житель города Владивостока.

К 18 часам все желающие собрались в учебном классе храме. Лекцию начали в 18.00 и полтора часа пролетели незаметно. Нелли Григорьевна рассказала подробности появления самого первого храма Успения Божией Матери, тогда еще в посту Владивосток и о том сколько раз он менял свое месторасполажение.

Это рисунок самого первого храма Успенской церкви во Владивостоке, хотя выглядел он несколько иначе. Кровля была односкатной.

Рассказ первый

-Как известно первыми на берег бухты Золотой Рог высадились 40 солдат 4-го линейного батальона под командованием прапорщика Комарова с транспорта "Манджур", а затем сюда же пришел еще один корабль - корвет "Гридень". Он зашел в бухту, прошел по ней, примерно до нынешней остановки общественного транспорта "Технический университет" и бросил якорь, а затем остался на зимвку, так как его специально прислали, чтобы охранять пост Владивосток. Он вмерз в лёд, так как бухта Золотой Рог в то время замерзала и тогда капитан и штурма корвета - Эгершельд и Чуркин составили первую лоцию - первую карту бухты и ее окрестностей. Гридненцы, высадившись на берег, приступили к постройке казарм, бани, склада-мастерской.

Комаровская команда высадилась там, где сейчас стоит памятник основателям Владивостока. Там и приступили к строительству. Они запрудили ручей, из которого и брали воду. Вскоре здесь появилась улица, первое название которой было Прудовая (такое название она носила до 1909 г.).

Так появилось два поселка - комаровский и гридневский и на Рождество Христово 1861 г. они развлекались тем, что ездили друг к другу в гости на быках. Дорог тогда еще не было, улиц тоже, а только тропы, пересеченные оврагами. Очень трудной была жизнь первопоселенцев. Во-первых, сказывалась нехватка продуктов. Командир поста Евгений Степанович Бурачек специально ездил вместе с купцом Семеновым в Хуньчунь за продуктами. Скот приобретали там, где только можно было, не хватало и предметов первой необходимости: иголок, ниток, одежды... Но для населения самое трудное было то, что в посту не было церкви. Русский человек без церкви жить не может, поэтому Божий Дом должен был появиться в посту и команда решила построить здесь церковь. Только в 1860 г. они прибыли сюда, а в 1861 г. уже начали строить первую церковь.

Где же начались работы?

Место выбирали так. Они примерно разделили расстояние между поселками пополам и решили, что здесь быть центру города и здесь же было решено ставить церковь. Но так как дорог не было, то ездили и ходили практически по самому берегу и здесь же, практически, у самого берега начали возводить храм. Вот почему он появился именно здесь, а затем и главный Успенский собор был практически рядом, а не на Центральной площади города. Сам собор - это уже третье место Успенского храма. В целом Успенский храм Владивостока четыре раза менял свое местоположение.

Итак, во Владивостоке начали строить церковь. 8 июня 1861 г. (по старому стилю) состоялась первая закладка первого православного храма в Приморской области и Владивостоке, почти в годовщину основания города.

Как это происходило?

На каменистом песчаном берегу Золотого Рога, вдоль которого шла грунтовая дорога, собралось около 200 человек - весь личный состав поста. Молебен совершили иеромонах Филарет, священник с корвета "Гридень" и иеромонах Виталий, священник с корабля "Калевала". Помимо ритуала освящения места и закладки, священники сказали много теплых и душевных слов в адрес первостроителей Владивостока. В торжественнй обстановке солдаты уложили первый венец сруба церкви Успения Пресвятой Богордицы. Отец Филарет рассказал собравшимся историю празднования Успения.

Прошу вас обратить внимание на то, что уложили первый венц, то есть бревна практически на берегу бухты прямо на землю. Камня не было, кирпича не было, негде было брать все необходимое для фундамента.

В августе 1861 г. военный губернатор Приморской области Петр Васильевия Казакевич обратился за благословением на строительство храма к  высокопреосвященнейшему Иннокентию (Вениаминову) архиепископу Камчатскому, Курильскому и Алеутскому. По согласованию с вышестоящим духовным начальством архиепископ Иннокентий назначил иеромонаха Филарета, флотского благочинного Амурского отряда и судового священника корвета "Гридень", для наблюдения за постройкой церкви и богослужениями в ней. Вот так и началась история Успенской церкви в посту Владивосток.

На пострйку церкви ассигнований от казны не было. Во-первых - далеко, во-вторых - территория еще только что отошла России. Поэтому и строилась она только на пожертвования, а жертвователями были моряки.  Так в октябре 1861 г. поступили деньги - 1475 руб. 94 коп. серебром - пожертвоания на сооружения храма в посту Владивосток господами офицерами и нижними чинами клипперов "Гайдамак", "Разбойник", "Опричник" и "Наездник". Кстати, немало пожертований внес и сам отец Филарет: и деньгами, и покупками, и средствами и др. В одном из рапортов лейтенант Бурачек, начальник поста Владивосток писал: "Благодаря содействию иеромонаха Филарета церковь продвигается очень успешно. Он пожертвовал два быка и 30 руб. серебром. Я надеюсь окончить церковь к Пасхе". 8 января 1862 г.

И надежда Евгения Степановича Бурачка оправдалась. Церковь была построена к Пасхе. 1 апреля 1862 г. иеромонах Филарет, по благословению епископа Иннокентия (Вениаминова), освятил ее. А уже 7 апреля было Светлое Христово Воскресение, которое праздновалось так. Это была первая Пасха в первой церкви Владивостока. Я позволю себе несколько подробнее рассказать об этом.

Апрель 1862 г. К тому времени Владивосток стал уже известен и сюда стали приходить суда. Принимать их было сложно, так как не было еще ни причала, ни пирса. Бурачку срочно было приказано построить эти портовые сооружения. К строительству приступили именно там, где до недавнего времени еще была Адмиральская пристань  (сейчас стоит недостроеное здание гостиницы "Хайятт") .

Как его строили?

Пожалуй так, как можно было в то время возводить портовые сооружения. Делали небольшие срубы из бревен, их укрепляли в дно, образуя своеобразные колодцы. В них набрасывали камни, а сверху стелили бревна и получался пирс. Весьма примитивно, но в то время это единственно возможный способ. Из воспоминаний Бурачка известно, как и зачем строили пирс. Суда стояли на рейде Золотого Рога, которые надо было срочно разгружать. Дело в том, что за простой иностранного судна надо было платить неустойку, почему и торопились. А в то время бухта Золотой Рог была еще забита льдами, а когда подул сильный ветер, то пригнанные им льдины покрушили строение. Бурачек писал, что он просто плакал от досады. Когда погода успокоилась, снова приступили к делу.

В апреле 1962 г. с трудом строили пристань. Накануне Пасхи и делали тот самый пирс. Практически напротив уже стояло судно - транспорт, прибывший из Германии "Эмма и Матильда", который привез 70 орудий (которые послужили началом строительства Владивостокской крепости). Их надо было срочно выгрузить, чтобы не платить ту самую неустойку. Поэтому Бурачек очень торопился, а тут - Пасха. Всю  страстную седмицу команда поста строила пристань, причем в ударном темпе, а в страстную субботу, т.е. в последний день Великого поста перед Пасхой, стремясь закончить работу перед праздником, команда вышла на работу в 4.00 часа утра. В этот день было очень холодно, дул пронизывающий ветер, многие работали по пояс в ледяной воде, но тем не менее они пострили сооружение. Судно причалило и пушки разгрузили. Капитаном этого судна был немец Беренс. На судне была и его жена, которая общалась только по-немецки, а сам Беренс знал еще и английский. В своих воспоминаниях Бурачек писал, что для общения ему пришлось вспомнить гимназический курс немецкого языка.

Практически сразу после завершения стройки, в 24.00 часа ночи по выстрелу постовой пушки отец Филарет начал Пасхальную службу в Успенской церкви, которая по этому случаю была празднично освещена специально закупленными свечами - 200 штук. Все были счастливы и рады. Служба была завершена в 4.00 часа утра. Причащалось 40 человек. После службы Бурачек христосовался со всеми солдатами и матросами. На этом богослужении, поскольку транспорт "Эмма и Матильда" уже стоял в посту, то Беренс со своей супругой по приглашению присутствовали на службе, а после Литургии Бурачек пригласил гостей к себе на чай. По этому поводу он писал: "... оставив на минуту их одних и  возвратясь, я застал даму в слезах. "Что с вами?" - обратился я к ней. "Не только ее, но и меня, - ответил за нее муж. - тронула сцена, когда вы целовались между собой, поцеловав сперва святой крест. Странным мне показалось только то, что начальник в такой глуши решается опуститься до такой степени, что три раза целуется с каждым солдатом. Неужели он не боится уронить дисциплину?" Жена капитана при этом еще больше расплакалась. Вот она разница  между протестантизмом и православием налицо.

Как выглядела первая церковь Владивостока?

Во-первых, Успенский храм стоял, практически, на самом берегу; во-вторых, он был очень скромным. Строение было покрыто односкатной крышей. Не было ни колокольни, ни креста на ней, ни купола, только во дворе на двух столбах был подвешен колокол, весом в 1 пуд (16 кг). Длина храма вместе с алтарем составляла 19 м, ширина - 8,5 м. Он освещался 8-ю окнами. Уконостас был из парусины, на деревянной раме, окрашенный белой краской. В церкви было 14 икон, из которых 5 имели серебряные ризы. Все они были больших размеров 3-4 вершка в длину. Напрестольных крестов было 4-е.

Священник в церкви был один, а для помощи в богослужении - чтений и пения назначался за плату от воинских команд нижний чин, владеющий грамотой, который жил в небольшом казенном здании. Ни пахотной, ни сенокосной, ни усадебной земли церкви отведено не было. В первые годы не было также и дома для священника, который жил сначала в казенной квартире морского ведомства, а затем - в наемной, частной.

Об отце Филарете, который усердно строил этот храм, можно сказать, что сначала ему помогали военные, а когда пришел приказ Бурачку обустраивать сам пост, то он не стал пускать команду. Тогда священник попросил унтер офицера собрать солдат и обратился к служивым, чтобы они в воскресные дни приходили помогать в богоугодном деле. И все же добился того, что храм был достроен.

В октябре 1862 г. он обратился с жалобой к самому Бурачку. "По распоряжению начальника отряда генерала Лихачева я послан в здешний порт для окончания постройки церкви от преосвященнейшего владыки для освящения оной, а не для других работ, через которые я был болен несколько месяцев, что и ныне чувствую. А посему более не могу  ни дров рубить, ни колоть их, ни носить, ни печей топить, ни воду носить, ни пищу варить, ни чай кипятить, также грязные лохани выносить. Я не за тем сюда приехал, да к тому же и жить на чердаке никак невозможно потому, что со всех сторон веет ветер. Иногда бывает холодней, чем на дворе от сквозного ветра. Да и печь не греет. Ее надо починить и сделать, чтобы можно было пищу в ней варить. Я при моем ныне слабом здоровье, этих обязанностей выполнять не могу. На что буду ждать вашего ответа". У меня нет документа в котором говорится, что ответил на это послание Бурачек.

Известно, что в мае 1863 г. Филарет покинул Владивосток, в котором пробыл чуть меньше, чем 3 года и выехал в Европейскую часть России.

Напомню, что первым священником Успенской церкви был отец Филарет. Он был иеромонахом Юрьева монастыря. В 1863 г. преемником отца Филарета стал иеромонах Мануил. Но прослужил он здесь недолго, т.к. вскоре скончался и был похоронен на первом кладбище Владивостоке, которое называлось Портовым (находилось оно на берегу Бухты Золотой Рог, где сейчас стоит опора моста за памятником Морякам торгового флота). Когда устанавливали эти опоры, то мы пытались донести до строителей, что там было кладбище. Там ведь не только одного Мануила похоронили...

До обустройства в 1873 г. городского кладбища на Китайской улице (ныне Покровский парк), кладбище было именно здесь. У нас есть список, кто там был захоронен. Вот что говорит запись №3 от 1863 г. из Метрической книги Успенской церкви (она хранится в фондах Приморского государственного объединенного музея им. В.К. Арсеньева). "18 декабря скончался от чахотки и 21 декабря был похоронен Владивостокской церкви священник, миссионер, иеромонах Мануил из московской Трице-Сергиевой лавры. За неимением священника предан земле постовым начальством. Перед кончиной сам приобщился к Святому таинству".

В Метрической книге за 1864 г. было отмечено, что по прибытии во Владивосток священника 17 августа 1864 г. иеромах Мануил был отпеваем иеромонахом Валерианом. Третий священник Успенской церкви был иеромонах, миссионер Валериан (с 1864 г.). Он был одним из первых миссионеров Южно-Уссурийского края, высокообразованным человеком, который знал английский, еврейский языки.  Он много ездил по краю и был истинным миссионером. Он прослужил в Южно-Уссурийском крае до 1870 г., т.е. 6 лет, а затем был откомандирован на остров Сахалин. Настоятельствуя во Владивостоке, отец Валериан много способствовал благоустройству церкви. (сквер от памятника Невельскому до Моряков торгового флота сохранился потому, что это было бывшее кладбище и там Городская Дума запрещала строительство. Со временем могилы сравняли, но это по-прежнему кладбищенская территория).

8 января 1865 г. в церкви венчалась первая пара: унтер-офицер 3-й роты 4-го линейного Восточно-Сибирского батальона Николай Филиппович Корнеев и Анастасия Ивановна Иванова.

Отец Валериан приступил к благоустройству церкви. В июне 1865 г. он обратился к военному губернатору Приморской области с прошением: "Сим имею честь покорнейше просить, Ваше превосходительство, разрешить из суммы 1347 руб. 35 коп., собранные на устройство во Владивостоке церкви, внесенные господином Бурачком для покупки необходимых вещей для церкви, выдать мне на устройство иконостаса, сооружения купола и на устройство колокольни 200 руб. серебром".

Просимые деньги были выданы, но употреблены на другие нужды. Какие именно, мы узнали из книги расходов, которая поясняет: "... церковь держала невыносимый холод, а посему и деньги, назначенные на дополнительное устройство для лучшей выгоды, как церкви, так и прихожан, употреблены на перенос оной за условленную цену в 200 руб. Горным дивизионом, который приступил к делу 13 октября и окончил переноску церкви 21 ноября. Применяя от себя потребный материал вместо гнилых и непрочных прежних, почему и выписаны означенные деньги в расход под расписку командующим сим дивизионом поручиком Буяковичем и выданные ему сей суммы 200 руб."

То есть в конце 1865 г. Успенская церковь была перенесена на новое место.

(Далее, в следующих статьях, мы продолжим наш подробный рассказ, который и поведала Нелли Григорьевна Мизь).